Как я перенесла перелом позвоночника

Как я перенесла перелом позвоночника thumbnail

Думаю, друзья нашего блога заметили, что я пропала из его жизни почти на месяц. Неудачное падение, и я оказалась в больнице с переломом позвоночника. Операция позади, теперь моя жизнь сильно изменилось. Я учусь многим вещам заново. Я очень боялась, что буду вынуждена полностью отказаться от привычного образа жизни. Но мой муж и мое желание сохранить то, что я так люблю, помогли лишь скорректировать то, что было привычно и любимо. Мне удалось сохранить и любимую работу, и путешествия.

Дорога

Фото из Испании. Путь Сантьяго. Полгода назад.

Я желаю никому не оказаться в такой ситуации, как я. Мой текст скорее адресован тем, кто введет запрос «как жить после перелома позвоночника» в поисковых системах. Как это искала я месяц назад. И не находила ответа. Меня мало волновало то, что обычно спрашивали на форумах девушки, перенесшие травму: мне не важно, когда я смогу носить каблуки. Меня, с моим активным, а не офисно-домашне-клубным образом жизни волновали совершенно иные вещи. Например, рюкзак. До операции врач говорил, что рюкзак я носить смогу через некоторое время. Но процедура прошла не так успешно, как хотелось бы. Виной — врожденная аномалия одного из позвонков. Так что рюкзак откладывается для меня на пару лет.

Для меня это был шок. Ведь рюкзак для меня — это не только походы, но и работа. В любимом рюкзаке kata t-214 я носила свое фотооборудование. А оно в привычно-необходимой для меня комплектации превышает тот вес, что я могу носить. На выручку пришла поясная разгрузочная система Thinktank Photo. Теперь все необходимое распределено на разгрузочном поясе и не нагружает позвоночник. Вот эта система на фотографии. Подробнее о ней можно почитать на моем сайте, посвященном фотографии.

Thinktank разгрузка

Вторая сложность: мой 5D MkII тоже нелегкий, особенно в сочетании с хорошим объективом. Тут меня выручает приобретенный незадолго до травмы штатив, трансформирующийся в монопод. А еще монопод — это трость. Она тоже сильно облегчает жизнь. (На фото выше я с трекинговой палкой). Трость нужна не столько для того, чтобы постоянно на нее опираться, сколько чтобы проверить скользкая дорога или нет, спуститься с бордюра. И самое главное, обозначить, что у меня травма, а не просто так я медленно и важно вышагиваю. С тростью я получаю гораздо меньше тычков от прохожих, а это важно.

nord_tramper: компрессионный перелом позвоночника прям «профессиональный» для парапланеристов. Мой тренер говорил мне во время обучения, что парапланеристы делятся на две категории — те, у кого он уже был и те, у кого еще будет… Ну и в целом эта травма нередко встречается у людей, занимающихся всяческим экстримом.

Многие не верят, что пару недель назад я перенесла операцию на позвоночнике. Да, мне тяжело даются некоторые вещи, но я делаю все возможное для быстрой реабилитации. В больнице мне достался самый жесткий и требовательный инструктор по гимнастике. Многие пациенты, с которыми он занимался, просили заменить инструктора. Я — нет. Я делала все упражнения что он давал. Поначалу это было очень больно. Иногда казалось, что что-то в спине рвется. Я терпела. Иногда инструктор говорил, что я что-то не смогу сделать физически, но в принципе это возможно. Я упиралась, но делала. Через пару дней я смогла достаточно быстро ходить. Еще через пару дней я смогла прогибаться назад почти так же, как и раньше. Теперь я делаю гимнастику каждый день. Никогда бы не подумала, что у меня хватит на это терпения. Зато я не испытываю болей в мышцах, хотя врачи в поликлинике настойчиво убеждают, что они должны быть.

Один из самых сложных моментов: теперь я не могу сидеть. Этот запрет действует пару месяцев после операции, так как в этом положении оказывается очень большая нагрузка на позвоночник. Так что ездить на машине я могу только лежа на заднем сиденье. Но могу же! А значит поездки по интересным местам никто не отменял!

На заднем сиденьи

Чтобы я могла по прежнему ощущать, что еду на штурманском месте, Никита закрепил на подголовнике моего сидения камеру GoPro, а она по wi-fi передает изображение на мой планшет. Я по прежнему штурман, даю советы как лучше ехать, смотрю карты.

GoPro

На шашлычных встречах с друзьями,  я буду теперь изображать из себя римского патриция и вкушать пищу лежа на принадлежавшей еще моей маме, компактной раскладушке. Так что и у костра посидеть полежать я могу.

А еще друзья регулярно приезжают, чтобы прогуляться со мной. Это очень здорово поддерживает. Спасибо вам за это! За все, что вы для меня сделали! Вот одна из фотографий с таких прогулок.

С друзьями

Я получала много смс-ок поддержки от друзей. Правда, на часть на них ответить не получилось, так как при первом посещении поликлиники после выписки из больницы у меня украли сотовый. Но карточку я восстановила, так что снова на связи.

Несмотря на больничный и сложности, я стараюсь продолжать работать. Сидеть мне, как я уже говорила, нельзя, поэтому работаю стоя. Ноутбук мне Никита ставит на древнюю высокую тумбочку перед уходом на работу. Так и работаю, с перерывами, так как все же достаточно быстро устаю. Но, главное, что возможность продолжать заниматься любимым делом у меня есть.

За работой

К сожалению, я несколько выпала из блогожизни. Читаю новые посты друзей я лежа, с планшета. А вот комментировать так очень неудобно, извините. Ну ничего, еще поднаберусь сил и моего времени проводимого за ноутбуком станет хватать и на это.

Если кто-то набрел на этот пост ища что же ему делать в похожей на мою ситуации, то сразу скажу: все что я делаю, мне разрешил врач. Нельзя пытаться делать что-то, что запрещено. Например, очень сильно может отличаться время сколько нельзя присаживаться, корсет может быть иной, допустимые физические нагрузки и так далее.

nord_tramper: теперь мы временно перешли на поездки по «цивильным»  местам, недалеко от Москвы, начинаем дообуродование нашего внедорожника и квартиры (заодно с ремонтом) ???? и мечтаем о возвращении к прежнему ритму жизни.

С прошлого года у нас скопилась пачка неопубликованных отчетов — так что для наших читателей ничего не изменится, нам есть о чем писать ????

И, конечно, будьте здоровы и цените то, что имеете!

Понравилась статья? Будет много интересного! Подпишитесь на обновления:

Источник

Íà÷àëî: Êàê ÿ ïîëîìàëñÿ
 ðåàíèìàöèè ÿ ïðîâ¸ë 2 èëè 3 äíÿ. Ïîìíþ èõ ñìóòíî. Ñëåâà îò ìåíÿ ëåæàëà æåíùèíà, íå çíàþ ñêîëüêî ëåò. Âñå âðåìÿ ìàòåðèëàñü è îðàëà, îíà âûïðûãíóëà îòêóäà òî èëè âûïàëà. Ñïðàâà êàæåòñÿ ìóæèê, êàæåòñÿ èíîñòðàíåö. Âðîäå ÷òî òî ãîâîðèë åìó íà àíãëèéñêîì. Õîòÿ ìîæåò ýòî ìíå è ïðèâèäèëîñü.
Ìåäñåñòðà ïðèíåñëà êàêóþ òî ñòðàííóþ ìåòàëëè÷åñêóþ êðóæêó ñ íîñèêîì, èç êîòîðîãî ø¸ë øëàíã. Ìíå íóæíî áûëî äóòü â íå¸ (òàì áûëà âîäà) è ïóñêàòü ïóçûðè. Ñêàçàëè èíà÷å áóäåò ïíåâìîíèÿ.
 ïîñëåäíèé äåíü ðåàíèìàöèè ñêàçàëè, ÷òî ïåðåâîäÿò ìåíÿ. Äí¸ì ïåðåâåçëè â ïàëàòó.
Äà, ÿ çàáûë ñêàçàòü, ìíå î÷åíü ïîâåçëî, ïî ñêîðîé ÿ ïîïàë â Âîåííî ìåäèöèíñêóþ àêàäåìèþ. Ïîòîì ðàññêàæó ïî÷åìó ïîâåçëî. Ïåðåâåëè ìåíÿ â îòäåëåíèå âîåííî — ïîëåâîé õèðóðãèè.
Âðà÷ ñêàçàë, ÷òîáû ÿ íå ëåæàë ðîâíî, à êàê ìîæíî ÷àùå äâèãàëñÿ, ÷òîáû íå áûëî ïðîëåæíåé. À ýòî áûëî íó î÷åíü òÿæåëî. Ïî ìèìî ñëîìàííîãî ïîçâîíî÷íèêà, ó ìåíÿ áûëè ìíîæåñòâåííûå ïåðåëîìû ð¸áåð è äâóñòîðîííèé óøèá ë¸ãêèõ. Èìåííî ïîýòîìó ÿ çàäûõàëñÿ ïîñëå òðàâìû. Åñëè âû ëîìàëè ðåáðà, âû çíàåòå êàê ýòî ÷èõàòü ïðè ýòîì. Ñåñòðû ïåðâîå âðåìÿ çàáåãàëñÿ â ïàëàòó, ïîñìîòðåòü ïî÷åìó ÿ òàê îðó. À ýòî ÿ ÷èõàþ. Íà áîêó ëåæàòü òîæå áûëî íå âîçìîæíî.
Ðàññêàæó âàì ïðî ñâîèõ ñîñåäåé. Ìîëîäîé ïàðåíü, 21 åìó áûë âðîäå, êîíòðàêòíèê. Íà ó÷åíèÿõ îòîðâàëî êèñòü. Âèíà íà÷àëüñòâà. Âòîðîé ìóæèê — «îâîùü». Âîåííûé, ïîïàë â àâàðèþ íà ìàøèíå. ×åðåï â êàøó, âíóòðåííèå îðãàíû òîæå. Åãî òðàíñïîðòíèêîì äîñòàâèëè â Ðîñòîâ, áåç âàðèàíòîâ. Çàòåì â Ìîñêâó, â Áóðäåíêî. Îíè îòêàçàëèñü, ñêàçàëè çà÷åì âû íàì òðóï ïðèâåçëè. Ïîòîì óæå ê íàì â Ïèòåð, â ÂÌÀ. È òóò åãî ñîáðàëè áóêâàëüíî ïî êóñêàì. Äà îâîùåì, íî æèâîé. Âðà÷è ñêàçàëè ìîçã öåëûé, ìîæåò î÷íóòüñÿ. Ýìîöèè èíîãäà âûäàâàë. Ñ íèì îòåö âñå âðåìÿ ñèäåë, óõàæèâàë. Âçÿë îòïóñê è çà ñâîé ñ÷¸ò è ïðèåõàë. Ìåíÿ êîãäà âûïèñûâàëè, åìó êàê ðàç ïëàñòèíû âñòàâëÿëè âìåñòî ÷àñòåé ÷åðåïà.  ïàëàòå íàïðîòèâ áûëè ñèðèéöû. Ìèðíûå æèòåëè.
Ïðèøëè ðîäèòåëè, ñòàðàëèñü äåðæàòüñÿ, ìåíÿ ïîäáàäðèâàëè. Íî áûëî âèäíî êàê îíè ïîñòàðåëè çà ýòè äíè. Ðàññêàçàëè êàê óçíàëè, êàê ñèäåëè ýòè äíè â áîëüíèöå,êàê ïðèõîäèëà áûâøàÿ æåíà, êàê ïëàêàëè â îáíèìêó.
Ïàïà äàâàë âðà÷ó äåíüãè, ãîòîâ áûë êâàðòèðó ïðîäàòü ÷òîáû ìåíÿ íà íîãè ïîñòàâèëè. Âðà÷ ñêàçàë: íè÷åãî íå íàäî, ýòî íàøà ðàáîòà. Íè÷åãî íå âçÿë, õîòÿ ïàïà ìîæåò áûòü óáåäèòåëüíûì. Ïîñòóïèë ÿ â òÿæ¸ëîì ñîñòîÿíèè. Øàíñû ìåíÿ ïî÷èíèòü áûëè î÷åíü ìàëû. Óæå ïîñëå âñåõ îïåðàöèé ìíå ñêàçàëè, ÷òî 90% áûëî, ÷òî ÿ íèêîãäà áîëüøå íè áóäó õîäèòü. Íà âñåõ ðåàáèëèòàöèÿõ êîòîðûå ó ìåíÿ áûëè, ìíå ãîâîðèëè, ÷òî çà ãðàíèöåé áû òàê ñîáðàòü ìåíÿ íå ñìîãëè.
Âå÷åðîì êàê òî íåóäà÷íî ïîâåðíóëñÿ, ÷óâñòâóþ ñïèíå òåïëî. Äðåíàæ îòñîåäèíèëñÿ, êðîâü ïîòåêëà. Ïðèñîåäèíèëè, âûòåðëè. Çàñûïàë òîëüêî ñ óêîëîì. Ïîìîãàë îí íå äî óòðà.
Íà ñëåäóþùèé äåíü ìíå âûòàùèëè ìî÷åâîé êàòåòåð è äðåíàæ. Ïðèíåñëè óòêó è ñóäíî. Ñêàçàëè ðîäèòåëÿì ÷òî ïðèíåñòè, íàïðèìåð âëàæíûå ïëàòåíöà è øàðèêè. Íàäóâàë èõ, òðåíàæ¸ð äëÿ ëåãêèõ. Ïîñëå êàòåòåðà ìî÷èòüñÿ áûëî áîëüíî, íî íà ñêîëüêî æå ýòî áûëî ëåã÷å.
Íå åë äíÿ 4 è íå õîòåëîñü, âîîáùå.
Ïðèøëà áûâøàÿ æåíà. Ïðè âèäå å¸ ó ìåíÿ ïîòåêëè ñë¸çû. Îíà ìåíÿ ñòðîãî îñåêëà, ÷òîáû ÿ ñîáðàëñÿ è íå ðàñïóñêàë íþíè. Äëÿ ìåíÿ ýòî áûëî êàê îòðåçâëÿþùàÿ ïîù¸÷èíà. Ñ òîãî ìîìåíòà ÿ íè ðàçó íå ïîçâîëèë ñåáå è äðóãèì æàëåòü ñåáÿ è ðàñêèñàòü. ß áûë î÷åíü ðàä å¸ âèäåòü, êàê áóäòî òîëüêî å¸ ÿ è æäàë ÷òîáû ïîïðàâèòüñÿ.
Ðîäèòåëè ïðèåçæàëè êàæäûé äåíü, êàê íà âòîðóþ ðàáîòó ïîñëå îñíîâíîé.
Ïðèåõàëè èç òåàòðà. Êàêîé çàìåñòèòåëü äèðåêòîðà òåàòðà(æåíùèíà) ñ çàìåñòèòåëåì(ìóæ÷èíà), íà÷àëüñòâà ó íàñ â òåàòðå î÷åíü ìíîãî, âñåõ íå óçíàåøü. Ñïðàøèâàëè êàê âñ¸ áûëî, ñïðàøèâàëè, ÷òî íóæíî. Ïðèâåçëè ïîäóøêó âìåñòî áîëüíè÷íîé, ÷óëêè êîìïðåññèîííûå è ìàòðàñ(íå ïðèãîäèëñÿ) . Ïðè ýòîì, ìîé ïðÿìîé íà÷àëüíèê è çàì çà âñå âðåìÿ íè ïîçâîíèëè íè íàïèñàëè(ñïîéëåð: íå ïîçâîíÿò, íå íàïèøóò è áóäóò ìåíÿ èçáåãàòü, êîãäà ÿ â òåàòð ïðèåäó) .
ß ïèøó íå ïî äíÿì êîíêðåòíî, ïðîñòî îáùèå âîñïîìèíàíèÿ.
Ïîâåçëè íà óçè, ïîñìîòðåëè ë¸ãêèå, íàäî îòêà÷èâàòü êðîâü. Ïîâåçëè. Èç ëåâîãî ë¸ãêîãî íàòåêëî îêîëî 0.5ë êðîâè. Âðà÷ ãîâîðèò, âîò êóäà âåñü ãåìîãëîáèí äåëñÿ.
Âîîáùå âðà÷ ìîé î÷åíü õîðîøèé, íàñòîÿùèé âîåííûé âðà÷. Âðà÷ ñ áîëüøîé áóêâû. Îí ñïàñ ìíå æèçíü.
Ëþáèë ìåíÿ ïðè âñòðå÷å ïîòðîëëèòü, òèïà ÿ íåæíûé ìàëü÷èê, ðàáîòíèê èñêóññòâ, áîãåìà. Ýòî âèäèìî ÿ ñòîíàë è êðè÷àë îò áîëè ïðè ïîñòóïëåíèè , ïî ýòîìó.
Ïåðâûå íåñêîëüêî äíåé ëåæàë êàê ïðèâåçëè, ãîëûì. Ïîêà ïîñëå êò, âðà÷ íå ñêàçàë : òû ÷òî íóäèñò? Êîãäà òðóñû íàäåíåøü? À ÿ ÷åñòíî ãîâîðÿ äóìàë íå íàäî, òèïà øîâ òåðåòü áóäåò)) òàê ÿ ïåðåñòàë áûòü íóäèñòîì)
Äåíü íàâåðíîå òîëüêî íà 4 íà÷àë åñòü, è òî ÷åðåç ñèëó. Ïî áîëüøîìó òîæå íå õîäèë è äàæå áîÿëñÿ îá ýòîì äóìàòü. Âîîáùå ýòî òåìà äëÿ îòäåëüíîé èñòîðèè: êàê êàêàòü ë¸æà. Ïðèø¸ë òîò ìîìåíò, êîãäà ïðèøëîñü ýòî ñäåëàòü è ÿ âàì ñêàæó ýòî íàñòîÿùåå ìó÷åíèå. Âñ¸ âðåìÿ ëåæèøü è òàì â êèøêàõ âñ¸ ñëåæèâàåòñÿ è òðîìáóåòñÿ. Òóæèòüñÿ òÿæåëî è óæàñíî áîëüíî(ïîçâîíî÷íèê è ðåáðà). Êîðî÷å ãîâîðÿ íàñòîÿùåå ìó÷åíèå. Íè ãîâîðÿ î òîì, ÷òî â áîëüíèöå íàïðî÷ü ëèøàåøüñÿ ñòåñíåíèÿ. Îòäåëüíîå ñïàñèáî ñàíèòàðêàì çà èõ ðàáîòó. Çà 8ê â ìåñÿö ïî ìèìî âñåãî ïðî÷åãî, îíè òàñêàþò óòêè, ñóäíà è âûòèðàþò çàäíèöû. È áåç áðåçãëèâîñòè, ðàçäðàæåíèÿ, à ãëàâíîå êà÷åñòâåííî âûòèðàþò. Âû èçâèíèòå çà ïîäðîáíîñòè, ïðîñòî ÷òîáû ïîíèìàëè êàêàÿ ýòî ðàáîòà è êàê îíè õîðîøî å¸ äåëàþò, ïðè÷¸ì çà êîïåéêè. Çîëîòûå æåíùèíû.
Äî ñàìîé âûïèñêè ïðîñèë îáåçáîëèâàþùåå ïåðåä ñíîì. Ïîä óòðî âûïèâàë íàéç(ïîïðîñèë ðîäèòåëåé ïðèíåñòè), òîëüêî òàê ìîã ñïàòü.
×åðåç íåäåëþ âðà÷ ñêàçàë: íóæåí êîðñåò, ÷åðåç íåäåëþ áóäåì ó÷èòüñÿ õîäèòü. ß ìÿãêî ãîâîðÿ óäèâèëñÿ è îáðàäîâàëñÿ. Òîò ìóæèê ñ ðàáîòû ïðèâ¸ç êîðñåò. Âûãëÿäèò îí êàê æèëåòêà èç ïëàñòèêà ñçàäè è ëÿìêè è ôèêñàòîðû ñïåðåäè.
Øëî âðåìÿ, ÿ íà÷àë óæå áîëåå óâåðåííî âîðî÷àòüñÿ, íåäîëãî ëåæàòü íà áîêó, õîòÿ ðåáðà óïîðíî íå ñðîñòàëè ñî âñåìè âûòåêàþùèìè. Ñëîìàííàÿ ñïèíà íå ïðîøëà áåç ïîñëåäñòâèé, îñëîæíåíèå áûëî íà ïðàâóþ íîãó. Îíà áûëà çíà÷èòåëüíî ñëàáåå ëåâîé è ÿ íå ìîã å¸ ïîäíÿòü (ïðÿìîé) åñòåñòâåííî ë¸æà. Ïîìíèòå ìîìåíò èç «óáèòü áèëëà», ãäå òóðìàí çàñòàâëÿëà ïàëåö ïîøåâåëèòüñÿ? Âîò òàê æå ëåæàë è çàñòàâëÿë íîãó ïîäíÿòüñÿ. Ëåæó, ïûæóñü, ñë¸çû íà ãëàçàõ, ïîäíèìàéñÿ ñóêà ãîâîðþ. Íàçíà÷èëè ìàññàæ è ôèçèîòåðàïèÿ. Ïîíåìíîãó íîãà íà÷àëà ðàáîòàòü ëó÷øå.
Ïðèø¸ë äåíü ïðîáîâàòü õîäèòü. ×òîáû íå ãîâîðèòü ìíîãî ðàç, ìíå áûëî îîî÷åíü òÿæåëî, êàæäûé ýòàï áûëî òÿæåëî è áîëüíî. Õîòÿ áîëüíî ìíå áûëî âñåãäà. Íóæíî áûëî ïåðåâåðíóòüñÿ íà æèâîò è âñòàòü íà êîðà÷êè. Ïðè÷¸ì íåëüçÿ áûëî ïîäêëþ÷àòü ñïèíó.  ýòîì ïîëîæåíèè íà ìåíÿ íàêèíóëè êîðñåò, ñîâñåì êàê ñåäëî è çàòÿíóëè åãî. Äàëåå áûëî ñàìîå ñòðàøíîå- ïåðâûé øàã ñ êðîâàòè, èç òîãî æå ïîëîæåíèÿ ñïèíîé. Åñòåñòâåííî ìåíÿ ñòðàõîâàëè è ïðèäåðæèâàëè. Âñòàë íà íîãè, ÷óâñòâî ÷òî â ïåðâûé ðàç â æèçíè ñäåëàë øàã. Ïîïëûë, çàêðóæèëàñü ãîëîâà. Ïàðà øàãîâ áûë ìîé ëèìèò. Ñ îäíîé ñòîðîíû ýòî áûëà ïîáåäà, ÿ õîæó, õîòü è î÷åíü óñòàë è ïîïëûë. Ñ äðóãîé ñòîðîíû õîòåëîñü åù¸ õîäèòü. Òàê ÿ íà÷àë õîäèòü, êàæäûé äåíü, âñå äîëüøå è äîëüøå. Ñàìîé áîëüøîé ðàäîñòüþ è ñ÷àñòüåì ñòàëî òî, ÷òî ÿ ñìîã òåïåðü äîéòè äî òóàëåòà. Êàêîå æå ýòî áûëî áëàæåíñòâî îïîðîæíÿòü êèøå÷íèê íå ë¸æà. Ïðàâäà è íå ñèäÿ, à íà ïîëóñîãíóòûõ, ñèäåòü ìíå åù¸ äîëãî áóäåò íåëüçÿ, òîëüêî ñòîÿòü(õîäèòü) èëè ëåæàòü.
Ïðèåõàë ïàïèí áðàò, ïîòîì ìàìèíà ñåñòðà ïðèõîäèëè, íàâåùàëè. Ïðèõîäèëè äðóçüÿ, íå âñå. Êòî òî íàâåùàë, îò êîãî íå îæèäàë è íàîáîðîò, îò êîãî æäàë íå ïðèõîäèëè. Áûâøàÿ æåíà íàâåùàëà, óõàæèâàëà, ïîìîãàëà. Êàæäûé äåíü ñîçâàíèâàëèñü, ãîâîðèë ñ ñûíîì ïî âèäåîñâÿçè. Áåçóìíî ñêó÷àë, à îí êàæäûé ðàç ãîâîðèë: ïàïà êîãäà òåáÿ âûïèøóò, ÿ ñîñêó÷èëñÿ. ß íå õîòåë, ÷òîáû îí ïðèõîäèë â áîëüíèöó. Âåðíåå ÿ õîòåë ýòîãî áîëüøå âñåãî íà ñâåòå, íî ÿ ñ÷èòàþ ÷òî ìíîãèå âåùè íå íàäî âèäåòü ðåá¸íêó, à òàì æåñòè õâàòàëî. Áëèæå ê âûïèñêå íà÷àëè ñíèìàòü ñêîáû è øâû.  îäíîì ìåñòå ïåðåøèòü ïðèøëîñü, ñòðóï çàâåðíóëñÿ âíóòðü øâà. Åãî îòðåçàëè è çàøèëè. Èíîãäà ïåðåâÿçêó äåëàëè ïðÿì íà ìåñòå, èíîãäà â ïåðåâÿçî÷íîé, ðÿäîì ñ ïàëàòîé. Áëèæå ê âûïèñêå ìîã óæå äîêîâûëÿòü áåç êîðñåòà. Êðèâî, íåóâåðåííî, áîëüíî, íî ñàì.
Ïîñëå òðîëëèíãà âðà÷à, ÿ êàê òî ñòåñíÿëñÿ ãîâîðèòü, ÷òî ó ìåíÿ ÷òî òî áîëèò. Íî äóìàþ äåëî ê âûïèñêå, à ñïëþ ÿ äî ñèõ ïîð òîëüêî íà îáåçáîëèâàþùèõ. Ðåøèë ðàññêàçàòü. Õîðîøî ÷òî ðåøèë. Áîëü èç ñïèíû îòõîäèëà â ñòîðîíû, áóäòî â ïî÷êè îòäàâàëà. Îêàçûâàåòñÿ ýòî êîíñòðóêöèÿ åù¸ íå ïëîòíî âûðîñëà è òèïà íà íåðâ êàê òî âîçäåéñòâóåò. ß ìîæåò ñ ìåäèöèíñêîé òî÷êè çðåíèÿ ñåé÷àñ íåñó ÷óøü, íî ýòî êàê ÿ çàïîìíèë. Íàäî äåëàòü äåíåðâàöèþ. Ïðîêàëûâàþò ñïèíó òàêîé øòóêîé òèïà ñïèöû, íóæíî ïîïàñòü â ýòîò íåðâ, è ïîäà¸òñÿ ýëåêòðè÷åñòâî ïðÿìî âíóòðü, â íåðâ. È îí îòêëþ÷àåòñÿ, íå íàâñåãäà. Íà íåñêîëüêî ìåñÿöåâ. Ñêàæó âàì ïðîöåäóðà ìÿãêî ãîâîðÿ íå î÷åíü ïðèÿòíàÿ, âàøå ãîëîñîâîå ñîïðîâîæäåíèå íåìèíóåìî) áûëî ðåàëüíî áîëüíî. Çàòî â ïàëàòó ÿ ø¸ë óæå ðîâíî, ïîÿâèëîñü ÷óâñòâî îáëåã÷åíèÿ â ñïèíå. Ïîòèõîíüêó íà÷àë ãîòîâèòüñÿ ê âûïèñêå.
 áîëüíèöå ÿ ïðîëåæàë 4 íåäåëè. È õîòü ÿ óæå ïðèâûê ëåæàòü è ìåíÿ ýòî íå íàïðÿãàëî, êîíå÷íî õîòåëîñü äîìîé.
À òåïåðü åñëè âû äî÷èòàëè äî ýòîãî ìåñòà, âîò ìîé äèàãíîç èç âûïèñêè:

Читайте также:  Перелом шейки бедра хромота

Òÿæ¸ëàÿ ñî÷åòàííàÿ òðàâìà ãðóäè, ïîçâîíî÷íèêà. Çàêðûòàÿ òðàâìà ãðóäè ñ ìíîæåñòâåííûìè ïåðåëîìàìè ð¸áåð ñ äâóõ ñòîðîí, äâóñòîðîííèé óøèá ë¸ãêèõ. Çàêðûòàÿ òðàâìà ïîçâîíî÷íèêà ñ ÷àñòè÷íûì íàðóøåíèåì ïðîâîäèìîñòè ñïèííîãî ìîçãà. Êîìïðåññèîííûå ïåðåëîìû òåë Th X, Th XI, Th XII. Íåñòàáèëüíûé êîìïðåññèîííî — îñêîëü÷àòûé ïåðåëîì òåëà L I ïîçâîíêà ñî ñìåùåíèåì îòëîìêîâ â ñòîðîíó ïîçâîíî÷íîãî êàíàëà (òèï B3 ïî êëàññèôèêàöèè AO) è ôîðìèðîâàíèåì àáñîëþòíîãî ñòåíîçà íà äàííîì óðîâíå. Óøèá ýïèêîíóñà è êîðåøêîâ êîíñêîãî õâîñòà. Îñòðàÿ êðîâîïîòåðÿ ë¸ãêîé ñòåïåíè. Îñëîæíåíèÿ: äâóõñòîðîííèé ãåìîòîðàêñ.

Äàëüøå äîëãàÿ äîðîãà äîìîé, ïðîáêè è áîëü ñäåëàëè å¸ äîëãîé. È íàêîíåö ÿ äîìà, ñïóñòÿ âñ¸, ÷òî ÿ ïåðåæèë ÿ ñíîâà äîìà. Âå÷åðîì ïðèøëà áûâøàÿ æåíà ñ ñûíîì, íàêîíåö îáíÿë ñâîåãî çàé÷åíêà, êàê ÿ ñ÷àñòëèâ.
Èñòîðèÿ òðàâìû è áîëüíèöû çàêîí÷èëàñü, íî ýòî íå êîíåö âñåé èñòîðèè. Âïåðåäè ðåàáèëèòàöèè, îêîí÷àíèå áîëüíè÷íîãî è ìíîãîå äðóãîå.
Ñïàñèáî âñåì, êòî ÷èòàåò, è êòî ïîäïèñàëñÿ.
Ìíå åñòü åù¸, ÷òî âàì ðàññêàçàòü, çàâòðà íà÷íó ïèñàòü ñëåäóþùóþ ÷àñòü.
Ïðîäîëæåíèå ñëåäóåò…

Источник

Самое скучное на свете, как говорила Ахматова, чужой блуд и чужие сны. Я бы еще добавила: и чужие болезни. А теперь обо всем подробнее.

ЧП под Вязьмой

Я — не Тина Канделаки и не мчалась в Ниццу на «Феррари» с олигархом. С нашей аварией все прозаичнее. Курс соседского рубля так заколебался и достал родных в Белоруссии, что я взяла на пару дней отпуск, и мы ранним сентябрьским утром выехали к родителям и их сиделкам со всякой помощью.

ДТП случилось под Вязьмой в полдевятого утра. У мужа Сережи — царапина (был пристегнут). Я спала на заднем сиденье, чтобы сменить его за рулем — перелом позвоночника. Как потом вздохнет врач: «Удачный».

Читайте также:  Поперечный перелом височной кости симптомы

Попробовала сесть, не получилось. Машина — в лепешку, но моя задняя дверь чудом открылась. Полиция и «скорая» приехали быстро. Начался разбор полетов и заполнение протоколов. Меня как-то перетащили на носилки. Первая неловкость — за свой вес: шестьдесят кг с хвостиком, им ведь тяжело.

Повидавшая жизнь-нежизнь «карета» довезла до приемного покоя районной больницы. Женщина-фельдшер кладет на живот мою сумку, предварительно проверив, что я в сознании, и уезжает на следующий вызов. Зябко в коридоре. Пахнет сквозняком и ремонтом.

Громкие санитарки повезли на раздачу овсяную кашу — лучший завтрак во всех больницах.

Хочется закрыть глаза и ни о чем не думать. Первое испытание — меня, как куль с мукой, кто-то как-то перекатывает на холодный рентгеновский стол. И обратно.

Голос сообщает диагноз и просит собрать ходячих, чтобы поднять больную на второй этаж. Это значит, меня. Лифт тут только числится лифтом, но не работает.

Полечу на трамвае

В палате — две соседки. Сокамерницы. Одна, молодая, «кустодиевская мамаша», со сломанной ногой бойко обращается с костылями. Вторая, бывшая очень интеллигентная женщина с короткой седой стрижкой и свежими швами на голове («это мой сожитель побил»), к счастью, на ногах. Хитрованистый мозг прикидывает: если что, эта подаст или позовет.

Теперь надо собраться с силами и взять в руки телефон. Сын уже выехал из Москвы, Сережа позвонил ему первому…

Сказать уверенным голосом маме: все хорошо, но сломалась электрика в машине, сейчас нас тащат обратно в Москву. Так что не ждите к ужину. Но на днях передадим все, что надо… В ближайшее время теперь вряд ли смогу приехать: в России, ты же знаешь, серьезные выборы.

Потом надо позвонить на работу и весело протараторить: я тут пару деньков в Вязьме поваляюсь, вы уж там пока без меня…

Заходит палатный врач: вот адрес ортопедического салона в Москве, ваши родственники должны немедленно купить корсет и привезти его сюда. Как минимум неделю нельзя шевелиться, а там видно будет. Ни о каком переезде в Москву не может быть и речи. Надо посмотреть, что еще выстрелит, когда шок пройдет.

Неделю — так неделю

Вскоре у кровати объявился следователь Игорь и стал восстанавливать картину аварии с моих слов. Потом вдруг перешел на шепот. Я плохо слышу, опять провалилась в никуда. Но такое слышать надо: «Немедленно отсюда уезжайте. На моем участке за сутки бывают в среднем две крупные аварии. Я всем говорю, нельзя при международной трассе держать такую бедную больницу, где, кроме рентгена и анальгина, ничего нет». Потом уже нормальным голосом: «Скоро приедет из милиции ваш муж».

Тут до меня стало доходить, что так не пронесет и надо собраться с духом и позвонить главному редактору. Что таить, у «Российской газеты» — мощный ресурс, уникальный медицинский обозреватель Ирина Григорьевна Краснопольская и совершенно потрясающие по чуткости коллеги-друзья-начальники. Они немедленно развили бурную деятельность и стали решать, как доставить нетранспортабельную меня в Москву. Может, вертолетом? Уточнила, во сколько это обойдется. 5 тысяч долларов?! Ни за что! Ни редакцию, ни семью разорять не будем. За такие деньги лучше на трамвае до Москвы поеду. Потом мой случай, кажется, не смертельный. Я же живая.

Через несколько минут бодрых разговоров опять все стало все равно. В придачу никак не могу устроить голову на подушке, мешают шейные боли.

Два банана до зарплаты

Сквозь дрему слышу телефонный разговор молодой мамы с мужем, который остался дома с годовалым ребенком: «Ты почему только два банана ему купил? Надо было три. Я с Наташей с пятого этажа договорилась, она одолжит нам тысячу рублей до конца месяца».

Бывшая питерская, хорошо отмытая, с прекрасной речью соседка начала жалеть, что не может оставить никому свой адрес, потому что не знает, где будет. Завтра ей привезут в палату телевизор. Ого, мелькнула в голове. Потому что телевизору тоже негде жить, добавила она… Ее мечта: когда выйдет из больницы, непременно купит сто граммов сырокопченой колбасы.

Стала вспоминать, а где же моя сумка? И как я должна дать денег этим женщинам, чтобы не обидеть их. А как только появится в палате муж или сын, пусть идут и немедленно покупают колбасу. У человека ведь одна-единственная мечта!

А я ведь до зарплаты уже не одалживаю тысячу и давно не смотрю в кошелек перед тем, как купить бананы. Мне хотелось их всех вместе с больницей удочерить, усыновить, помочь. И не только их.

Самое печальное объявление года я прочитала минувшим летом в ста километрах от Москвы в Талдомской районной газете, которое ставит безнадежный диагноз обществу и его ценностям лучше любого социолога.

Вакансии центра занятости: Водитель погрузчика — 20 000; Врач — 9395 — 20 000; Зав.складом — 25 000; Подсобный рабочий — 10 000 — 20 000 Специалист по кадрам — 40 000…

Это же как надо умудриться поменять клеммы с плюса на минус, чтобы требующий огромных знаний, вечной ответственности за чужую жизнь труд врача стоил столько же, сколько и подсобного рабочего, куда часто и бомжей берут?

Пришла медсестра, сделала обезболивающий укол. Доктор еще раз напомнил про корсет… Дался ему этот корсет: когда я еще встану… Нянечка принесла суп на обед и рассказала, что она ни за что не работала бы за несколько тысяч, но тут поесть можно да еще больные что-нибудь подбросят.

В эту минуту до меня стало доходить, что даже воду выпить, не поднимая головы, для меня проблема — могу только как младенец — через соску… Когда я косым глазом увидела цвет судна под соседней кроватью, мне показалось, что лучше я умру, чем прикоснусь к чему-то подобному.

Вскоре объявились мои мужчины и пошли с большим списком в аптеку и в магазин.

Все, что мы везли родителям в Белоруссию, изъятое из разбитой машины, с легкой душой оставили в Вязьме.

Болезнь — это тоже жизнь

На следующий день из Москвы за мной пришла «скорая помощь».

Это было красивое явление столичных докторов (лучших отправили!) в мою обездоленную Вяземскую центральную больницу. Владимир Иванович вместе с фельдшером Сашей ловко упаковали меня на вакуумные носилки (тут таких и не видели), профессионально с водителем снесли с лестницы.

И когда мы 200 километров мчались с сиреной в Москву, ясно представляла, что так же, наверное, люди лежат в гробу, скрестив руки на животе, успокоившись, освободившись от всех и от всего. Не надо просыпаться, успевать, отчитываться, отвечать, жюрить, любить, беспокоиться, заботиться, соответствовать, стремиться… Думать — в конце концов. Люди, как листья на деревьях, осенью упали, весной новые появятся.

Читайте также:  Закрытый перелом лодыжки рентген

Наконец-то, я поняла своего хорошего знакомого отца Иоанна, который минувшей весной прислал мне из Института Вишневского невероятную SMS-ку: «Жду операцию, пребываю в состоянии счастья». Потом при встрече пояснил: «Представьте, Бог вас положил на операционный стол, как на верстак, и решил руками хирурга усовершенствовать». Болезнь — это тоже жизнь. Нельзя полагать: вот выздоровею, тогда начну жить.

Хорошо, что это случилось со мной, а не с кем-то из моих близких. Я сильная, я все перенесу. Правда, говорят, любую боль можно перенести, если она чужая.

Пришло облегчение — наконец-то, ЭТО случилось.

Я отношу себя к материалистам, всегда ближе точка зрения нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга, чем чья-то иная, но я уже жила ожиданием беды.

У меня по несколько лет всегда буйствовали без пересадки орхидеи в кабинете, летом они все опустили уши и отказались больше цвести. В ночь, когда мы выезжали в дорогу, увидела сон и помню его как явь. Я всю жизнь во сне летала-парила. Тут — серый день, невидимая сила отрывает меня от земли и несет высоко, под облака. Мне абсолютно не страшно и покойно. На пути попадается одна-единственная зеленая яблоня и останавливает вознесение своими ветками. Неосязаемый кто-то возвращает меня на бабушкин двор, но не опускает совсем на землю. А я просыпаюсь с мыслью: интересно, а что со мной будет дальше?..

Дальше был Институт скорой помощи имени Склифосовского.

Сотрудничаю со следствием

Я всю дорогу уверяла доктора со «скорой» и его начальство в ЦКБ, Ирину Аскольдовну Егорову, что меня надо везти именно в Склиф, что меня там ждут.

В приемном покое меня не ждали и оформили как самотек. Слишком много людей принимали участие в моей судьбе. Вернее, ждали в нейрохирургии, а мы обратились в травматологию.

Тем чище оказался эксперимент.

Приемный покой Склифа произвел впечатление. Как в хорошем западном фильме, меня на каталке перевозили от одного прибора к другому, от одного специалиста к другому: рентген, компьютерная томография, УЗИ (повреждения внутренних органов — нет, есть камни в желчном пузыре; я об этом знаю ровно столько лет, сколько существует УЗИ) . ЭКГ — сердце в порядке. Только пару раз услышала: вам категорически 10 месяцев нельзя употреблять ни капли спиртного. И все время хотелось сказать: ладно, без проблем, но почему нельзя? Наконец-то, до меня дошло, что эти слова говорят следующему за мной по маршруту «нетрезвому побитому мужичонке, подобранному на улице», подсказал «мой водитель» санитар Володя.

Наконец-то, все звонки и просьбы срослись, я догадалась об этом, когда к моей каталке подошла целая группа врачей во главе с директором Анзором Хубутия. Я зачем-то много говорила, будто стремилась доказать, что мне не отшибло память. При этом не могла выдавить из себя никакую жалобу на состояние здоровья. Все хорошо. Я живая. Вы же видите. Сделала полушутливое заявление: в юриспруденции есть понятие — сотрудничать со следствием, чтобы скостить срок. Обязуюсь сотрудничать с медицинской бригадой, чтобы скостить свой срок на больничной койке.

Встань и иди

А потом настал час правды. Я осталась наедине с нейрохирургом Андреем Гринем. Вечер пятницы, значит, его откуда-то вызвонили друзья, Людмила Ивановна Швецова, чтобы на случай операции именно он взялся за работу.

— При вашем осложненном компрессионном переломе первого поясничного позвонка ситуация 50 на 50. Можно делать операцию, а можно попробовать и без. Я бы себе не делал, сам бы справился.

И я справлюсь, думаю про себя. Зря, что ли, многие годы вместо обеда бегаю на йогу в фитнес-клуб.

— Я студентам говорю: если не задет спинной мозг, мы пациента непременно поставим на ноги. У меня есть летчик, который после перелома по-прежнему летает… Я завтра к вам еще зайду.

Полушутливый вопрос Гриня: «Сжимать зубы от боли умеете?». Такой же ответ: а какая женщина не умеет этого. А дальше невероятное: » Я вам покажу, как надо вставать»

Меня подняли на пятый этаж в отделение нейрохирургии к Олегу Валерьевичу Левченко, поместили в отдельную палату (жизнь компенсировала Вязьму) рядом с постом медицинской сестры. Уговорила мужа пойти домой и поспать хоть первую ночь и прийти рано утром умыть меня.

Суббота. Андрей Гринь должен улетать на Сахалин читать лекции коллегам, но перед отлетом, как и обещал, заходит ко мне.

Полушутливый вопрос: «Сжимать зубы от боли умеете?». Такой же ответ: а какая женщина не умеет этого.

А дальше — невероятное: — Я вам сейчас покажу, как надо вставать.

— Но все другие врачи говорят, что месяц не надо этого делать, — на всякий случай информирую я главного нейрохирурга Москвы. — А тут только третий день.

— А вы при них этого и не делайте, — не возражает Гринь.

Как я благодарна Андрею Анатольевичу за тот подъем с поворотом на живот, буквой «Г» сползая на пол… Я смогу обходиться без сиделки!

Потом он так же весело показал несколько упражнений на вытяжку, повиснув тут же на двери…

С понедельника ко мне стала приходить Галина Владимировна и учить шевелить сначала пальцами ног, кистями рук. Я ведь никому из них не могла сказать, что втихаря встаю, держась за стенку.

Как Ельцин работал с документами, так я начала работать со своим телом, включая мозги.

Не скажу, где наш партизанский отряд

Чтобы жить было веселее, уговорила заодно удалить мне и желчный пузырь с камнями (все равно без дела лежу, а то когда еще у меня в жизни найдется для этого время). Меня перевели во вторую хирургию, и Луцык Константин Николаевич с Зиняковым Сергеем Александровичем сделали все изящно методом лапароскопии. Правда, опять пришлось потерпеть. А, одной болью больше… (через два месяца в Германии профессор Вольфганг Келлинг — его дядя как раз изобрел этот метод — будет стараться запомнить фамилию Лу-цык, впечатленный качеством работы московского хирурга).

На 18-й день я выписывалась из Склифа, и, естественно, встал вопрос благодарности. Повезло придумать: вместе с моими друзьями из белорусского посольства и ресторана мы устроили фестиваль белорусской еды. Два отделения на обед пробовали драники и колбаски, запивали березовым соком, а знаменитую зубровку оставили на новогодний корпоратив. В институте — ни-ни спиртного. Что, впрочем, сильно радует.

Дальше меня «повели» уже в поликлинике травматолог Анастасия Александровна Буслаева и еще один Андрей Анатольевич (сразу отметила, не зря тезка талантливого Гриня) — Балашов, заведующий неврологическим отделением.

Мне три жизни теперь надо прожить, чтобы отблагодарить всех людей — друзей, коллег, врачей, родных, которые меня во всех смыслах ставили на ноги.

На деликатный вопрос, когда выйдешь на работу, отшучивалась: когда сяду, тогда и выйду. При переломе позвоночника где-то после четырех месяцев можно без опаски садиться. Так как я живу «по Гриню», то пробую делать это раньше.

Потом был реабилитационный центр имени Герцена в Кубинке, где свежий воздух, диета, бассейн и лечебная физкультура продолжили вершить доброе дело. Я смогла там наклониться и натянуть сапог на ногу! Еще одна победа и степень независимости.

Когда же мне стали делать массаж спины и шеи, я вынуждена была сделать заявление: «Все равно не скажу, где находится наш партизанский отряд».

Вообще реабилитация и физиотерапия — это отдельная песня.

В силу сложившихся дальнейших обстоятельств она прозвучала для меня на немецком языке.

Но об этом — в следующий раз.

Цифры и факты

Самое печальное объявление года я прочитала минувшим летом в ста километрах от Москвы в Талдомской районной газете, которое ставит безнадежный диагноз обществу и его ценностям лучше любого социолога.

Вакансии центра занятости:

Водитель погрузчика — 20 000;

Врач — 9.395 — 20 000;

Зав.складом — 25 000;

Подсобный рабочий — 10 000 — 20 000

Специалист по кадрам — 40 000…

Акцент

Полушутливый вопрос Гриня: «Сжимать зубы от боли умеете?». Такой же ответ: а какая женщина не умеет этого. А дальше невероятное: » Я вам покажу, как надо вставать»

Источник